OT Artwork - шаблон joomla Новости

Тел. +7 (903) 530-20-90

ВКонтактеВКонтактеВКонтактеВКонтакте

Главная/Юрист для граждан/Наследственное право/Признание права собственности на имущество в порядке наследования

Признание права собственности на имущество в порядке наследования

Случаи, когда для защиты нарушенного права требуется обратиться в суд с иском о признании права собственности в порядке наследования, разнообразны. Право на обращение с таким требованием есть у гражданина, в случае, если он является наследником имущества, принявшим наследство, но в силу каких-либо причин не в состоянии оформить принадлежащее ему право собственности.

Например:

  • Если Вы фактически приняли наследство, но собственником имущества формально стал другой наследник;
  • Если нотариус отказал Вам в выдаче свидетельства о праве на наследство по мотиву не оформления наследодателем при жизни права собственности на квартиру;  
  • Если наследодатель при жизни обратился за приватизацией квартиры, но не успел оформить своих прав на него;
  • Если наследодатель построил на принадлежащем ему земельном участке объект недвижимости, но не оформил при жизни право собственности на него;
  • В других случаях.

Примером правильного разрешения дела по последней ситуации является Определение Верховного суда от 14 апреля 2015 г. N 32-КГ14-19, рассмотревшего гражданское дело по иску гражданки Ж. к комитету по управлению имуществом г.Саратова о администрации муниципального образования "Город Саратов" о признании права собственности в порядке наследования по завещанию на гараж, построенный наследодателем - Л. на земельном участке, предоставленном Л. при жизни для строительства гаража. Требования Ж. были мотивированы тем, что она является наследником по завещанию к имуществу Л., умершей 26 февраля 2003 года. Наследодателем Л.  ей (Ж.) было завещано все имущество, в том числе 1/2 доли в праве собственности на квартиру. В установленном законом порядке она (Ж.) приняла наследство. Однако помимо специально оговоренного в тексте завещания имущества после смерти Л. остался спорный гараж, о наличии которого ей (Ж.)  на момент смерти Л.  не было известно. Право собственности на гараж за Л. зарегистрировано не было, однако гараж был построен на предоставленном для этих целей земельном участке за счет собственных средств Л.

Фрунзенский районный суд г.Саратова удовлетворил требования Ж. в полном объеме, признал за ней право собственности на гараж в порядке наследования по завещанию. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда указанное выше решение отменено, по делу принято новое решение об отказе Ж. удовлетворении иска. Ж. обратилась в Верховный суд РФ с кассационной жалобой для отмены определения Саратовского областного суда. Верховный суд РФ, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, признал, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда подлежит отмене, а решение Фрунзенского районного суда г. Саратова от 17 февраля 2014 года оставлению в силе по следующим основаниям.

По мнению Верховного суда, судом апелляционной инстанции существенно нарушены нормы материального права, что влечет отмену определения. Существенность нарушения выразилась в следующем.
Судом установлено, что Ж. является наследником по завещанию к имуществу Л., умершей 26 февраля 2003 г.
Согласно завещанию, Л.  распорядилась всем своим имуществом, в том числе 1/2 доли в праве собственности на квартиру, находящуюся по адресу: г. <...>, в пользу Ж.
Наследство принято Ж. в установленном законом порядке. Постановлением администрации г. Саратова Л. При жизни был предоставлен в аренду сроком на пятнадцать лет для строительства боксового гаража земельный участок, а также с ней был заключен договор аренды земельного участка, сроком на 15 лет.

Удовлетворяя требования Ж., районный суд пришел к выводу о том, что данный гараж входит в наследственную массу, поскольку возведен наследодателем на отведенном ей в установленном законом порядке земельном участке

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая Ж. в иске, суд апелляционной инстанции исходил из того, что, поскольку право собственности на гараж не было зарегистрировано наследодателем, данный гараж, по смыслу статей 219, 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, является самовольной постройкой, не входит в наследственную массу, а так как Л. при жизни не предпринималось мер по легализации самовольной постройки, в том числе по получению разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, то право собственности на такую постройку признано быть не может.

Верховный суд РФ с такими выводами суда апелляционной инстанции не согласился по следующим основаниям

Одним из критериев самовольности постройки в силу пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации является возведение недвижимого имущества на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами.
В соответствии со взаимосвязанными положениями подпункта 2 пункта 1 статьи 40 и пункта 1 статьи 41 Земельного кодекса Российской Федерации арендатор земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов. В силу пункта 1 статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации использование арендованного имущества, в том числе земельного участка, должно осуществляться арендатором в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества. Из системного толкования вышеприведенных правовых норм следует, что право собственности на самовольную постройку, возведенную лицом без необходимых разрешений на земельном участке, который предоставлен ему по договору аренды для строительства соответствующего объекта недвижимости, может быть признано, если такое строение создано без существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и если его сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан.
Между тем, как установлено из материалов дела, строительство спорного гаража осуществлено Л.  на земельном участке, предоставленном ей специально для этих целей на основании договора аренды, который не оспорен и недействительным не признан. Ссылка суда апелляционной инстанции при квалификации спорного гаража как самовольной постройки на отсутствие у Л. разрешения на строительство гаража основана на ошибочном толковании норм материального права, поскольку в силу пункта 1 части 17 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации получение указанного разрешения Л. не требовалось.

С учетом изложенного является неправомерным вывод суда апелляционной инстанции об отнесении к самовольной постройке гаража, возведенного Л., а также об отсутствии у нее вещного права в отношении спорного имущества. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (абзац 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, изложенным в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" при отсутствии надлежаще оформленных документов, подтверждающих право собственности наследодателя на имущество, возможно предъявление иска о включении имущества в состав наследства, а если в срок, предусмотренный статьей 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации, решение не было вынесено - также требования о признании права собственности в порядке наследования за наследниками умершего.

Согласно пункту 2 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти гражданина, арендующего недвижимое имущество, его права и обязанности по договору аренды переходят к наследнику, если законом или договором не предусмотрено иное. Арендодатель не вправе отказать такому наследнику во вступлении в договор на оставшийся срок его действия, за исключением случая, когда заключение договора было обусловлено личными качествами арендатора. Таким образом, после смерти арендатора Л., ее права и обязанности по договору аренды земельного участка, на котором был возведен спорный гараж, в силу статей 617, 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации перешли к ее наследнику – Ж. При таких обстоятельствах к Ж. после смерти Л. в порядке универсального правопреемства перешли в числе прав на наследство и имущественные права по договору аренды, и право на спорный гараж. При таких обстоятельствах определение Саратовского областного суда подлежит отмене, а решение Фрунзенского районного суда г.Саратова оставлению без изменения.

 Москва, Угрешская улица, д. 2, стр. 1 
Позвоните нам +7 (903) 530-20-90